Генеральша

«Ну, Галка, что? Не сложилось у тебя с генералом-то?» — «И, слава богу, что не сложилось, Танюша…» Бывшая одноклассница смотрела недоверчиво. С подозрением. А я была абсолютно искренна.

Встреча выпускников — это всегда немного «ярмарка тщеславия». И отчасти поэтому я никогда особенно эти сборища не любила и на них не ездила. Не то чтобы мне нечем было похвастаться, отнюдь. Но к чему? Тем более перед людьми, которые давным-давно тебе чужие? Но тут — двадцать пять лет со дня выпуска. Одноклассники просто закидали письмами и сообщениями. Даже бывшая классная руководительница, доживающая седьмой десяток, позвонила моей маме и попросила «посодействовать». Ну, я и поехала. Хотя ничего особенно приятного от этой встречи не ожидала — в конце концов, особых друзей в классе у меня не было. Ни с кем отношения после школы я не поддерживала, тем более что почти сразу после выпускного уехала учиться в другой город и там осталась. Но… Сама не знаю зачем — поехала.

Мама, как всегда во время моих визитов, ахала и восторгалась моей внешностью:

— Галочка, но кто бы мог подумать? Нет, ты у меня всегда была красавица. Но чтобы в сорок два выглядеть лучше, чем в двадцать пять… Это ж чудо просто какое-то!

Я только улыбалась и плечами пожимала. Какое уж тут чудо. Следить просто за собой надо. Конечно, это ой как непросто. Особенно с возрастом. Но если не следить… Мысль за меня продолжала развивать мама:

— Я вот девочек из твоего класса периодически встречаю… Таню Купцову, Женю Сиротину, Оксану. В школе-то она Завьялова вроде была, но третьего уже мужа меняет, так что теперь и фамилии ее не упомню. Но не суть. Суть, что все они выглядят, словно мне ровесницы. Толстые. Обрюзгшие. На голове не пойми что. Ни маникюра, ни одеваться прилично не умеют, хотя не бедствуют вроде. И ты на их фоне — девочка. Ну, чисто младшая сестра!

Родительница была права. Иногда, наезжая в гости, я тоже встречала девчонок, с которыми вместе сидела за партой. И после каждой такой встречи впадала в натуральную истерику. Потому что если мои одноклассницы — вот такие страшные тетки, значит, и я такая же?! От этих мыслей сначала хотелось повеситься. И я рыдала в плечо мужу Коле:

— Если я когда-нибудь буду как эти тетки, застрели меня сразу, пожалуйста!

Коля нежно гладил меня по голове и убеждал, что я прекрасна и такой, как «эти тетки», никогда не буду. А я со своей стороны с остервенением бралась за себя: спортзал, хорошая косметика, сон, нормальная еда. И думала, что никогда, никогда не стану теткой!

И не стала. Юбилей выпуска заставил меня буквально плавиться от завистливых и восхищенных взглядов. Завидовали, ясное дело, дамы. А немногочисленные мальчики восхищенно вздыхали. И отвешивали комплименты. Приятно, что ж… Но и в этой бочке меда нашлась своя ложка дегтя. Как обычно, после чинного общего банкета все разбились на группки по интересам. Я, недолго думая, присоединилась к дамам, с которыми хоть как-то приятельствовали в старших классах. И, естественно, тут же начались «похвальбушки». Детьми. Мужьями. Работой. Некоторые даже успели стать бабушками и вовсю хвастались внуками.

Поскольку в основном одноклассницы жили в одном городе и более-менее регулярно общались, самое пристальное внимание было приковано к «уехавшим». То есть ко мне и Лизе Лапиной, которая, как и я, «осела» далеко от родных краев. Но Лизина история оказалась незамысловатой и не особо интересной. Ну, какой-то муж. Ну, какая-то работа. Ну, дети, да. В принципе, судя по рассказу, Лизу мало что в жизни трогало, радовало и развлекало. Сама она так это охарактеризовала:

— Девочки, да у меня обычная серая жизнь. Ни взлетов, ни падений, ни увлечений, ни разочарований… Тихое и уютное болотце, в общем.

Надо ли говорить, что после этого одноклассницы с удвоенным интересом «вцепились» в меня. Начала, как всегда, Татьяна — бессменная наша в былые времена староста.

— Ну, Галка, звезда наша скрытная, колись. Судя по твоему внешнему виду, уж ты-то точно не бедствуешь и в тихом болотце не сидишь.

Я усмехнулась. В принципе, почему бы и не рассказать? Ведь почти все, кто со мной рядом сейчас, знают меня нынешнюю — стройную, успешную, красивую. А вот из тех, кто видел «на старте», так сказать, близко нет никого…

И я рассказала. Как с невероятным трудом, но поступила в медицинский институт. Как со своей боязнью покойников тряслась в анатомичке. Как работала, постепенно понимая, что практикующим врачом быть не хочу. Как ушла в фармацию. Как открывала свой бизнес — производство косметики. Ставила его на ноги, боролась с конкурентами и госструктурами… Девчонки слушали с горящими глазами. Рассказывать я умела, а смешных, да и страшных историй в запасе было предостаточно.

Потом рассказала про Киру — дочкой я могла гордиться не меньше, чем бизнесом. И фото показала — материнское сердце не выдержало. Умница, красавица, победительница кучи чемпионатов по бальным танцам. И характер золотой. И в институт в этом году поступила — сама, без всяких репетиторов, а институт очень непростой. В общем, как мать я тоже вполне состоялась.

Одноклассниц же больше всего интересовало другое.

— Галь, а муж-то? Помнишь, как ты мечтала за генерала замуж выйти? С этим-то что же, не получилось?

Представив себе Колю в облачении генерала, я только улыбнулась и покачала головой:

— Нет, девочки… Два генерала в одной семье не уживутся. Да, девичья мечта у меня была именно такая — стать генеральшей. Очень хотелось, чтобы рядом был надежный, сильный, уверенный в себе, богатый… За которым как за каменной стеной. И что греха таить, встречались на моем жизненном пути такие мужчины.

Сначала — Олег. Реальный генерал. И я — вчерашняя выпускница. Которая рядом с ним, бравым и безбашенным воякой, выглядела хрупкой девочкой. Так он меня и воспринимал. Но мужик был с головой. И очень быстро — быстрее меня — понял, что не такая уж я и хрупкая. А если совсем честно, вовсе не хрупкая. Характер у меня оказался еще покрепче генеральского.

Поэтому очень скоро у нас с ним начались ссоры. Я не желала соглашаться с «руководящими указаниями», «заглядывать в рот», молча выслушивать инструкции… Олега это бесило. Он полагал, что женщина должна слушаться его беспрекословно. Просто потому, что она — женщина. А он — мужчина. Для меня же «половой» признак значения не имел. И если я считала, что он неправ, то абсолютно спокойно, с аргументами в руках бросалась доказывать его неправоту. Чем доводила возлюбленного буквально до белого каления. Год мы провели в «боевых действиях» и расстались — к взаимному облегчению.

Когда у меня уже «завязывался» бизнес, появился Степа. Генерал не по званию, но по жизни. И снова то же самое. Он сильный, и я сильная. У него деньги, и у меня деньги. Он диктует условия, и я диктую условия. В итоге налицо два барана, упершиеся рогами в забор с двух сторон. И — ни с места. Каким-то чудом я умудрилась родить от Степана Киру. Но на этом наша совместная жизнь и завершилась. Степа, кстати, эту фразу при разводе и бросил:

— В семье должен быть только один генерал. И желательно не в юбке.

Впрочем, как бывший муж и отец Киры он меня вполне устраивал.

Мы даже дружили. И иногда становились деловыми партнерами. Но моя личная жизнь абсолютно перевернулась, когда я встретила Колю. Николая. Николашеньку. Сначала я обратила внимание на какую-то тонкую, неземную, немужественную его красоту. Хмыкнула про себя: что это ты, Галка, с ума сошла, что ли? Ведь тебе всегда брутальные мачо нравились… Но сердце дрогнуло. И дальше — начало дрожать по нарастающей. Коля — художник. Как у них со смехом говорится, «широко известный в узких кругах». Но на самом деле очень хороший — я, же бизнес-леди, поэтому экспертную оценку его полотен получить не преминула. Впрочем, деньги и все бытовое его волнуют мало. И нет никакой деловой хватки, чтобы, скажем, продать картину подороже, вернисаж или выставку устроить. Всем этим занимаюсь я — это хобби у меня такое. Муж только улыбается… Когда приятельницы спрашивают, что мне так приглянулось в этом «экзотическом цветке», я отшучиваюсь. Но сама себе давно ответила, с ним тепло. И хорошо. Да, он не генерал. Не принимает за меня решений. Не зарабатывает денег больше меня. Не строит стратегических планов. Не подавляет меня волей и авторитетом. Но мне этого-то как раз и не надо. Поскольку во мне самой этого в избытке. Даже в переизбытке порой. А Коля…

Пятнадцать лет брака он приносит мне кофе в постель. Каждое утро. Научился делать массаж — никакому массажисту меня не хочет доверять, сам массирует и ступни, и усталые плечи, и ноющую поясницу. Рисует мои портреты и постоянно — не только словами, но и своим творчеством — доказывает и напоминает, какая я красавица. И мне хочется быть красавицей для него. Гладит по голове. Вытирает слезы — железные леди тоже иногда плачут. «Разруливает» вопросы с бытом и хозяйством. Нежно дружит с Кирой. Кто-то, возможно, иронично скажет: «Да, настоящий мужчина» Я только усмехнусь в ответ. Неважно, настоящий или нет. Слабый или сильный.

Главное — это мой мужчина. Такой, какой нужен мне. Кстати, в свое время Коля успел получить лейтенантские погоны. И иногда в шутку называет меня «лейтенантшей». Я смеюсь. И знаю, что никогда и ни на какого генерала своего лейтенанта не променяю…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*